Любовь

Безумно жаждать тихой встречи,
Со страхом встречи избегать,
С безмолвной негой слушать речи,
Дыханье сладкое впивать;

Ловить задумчивые взоры,
Упасть на девственную грудь,
С восторгом — ласки и укоры
В одном лобзании вдохнуть;

Ее одну повсюду видеть,
В нее и душу перелить,
Весь этот мир возненавидеть,
Чтоб в нем одну ее любить;

Терзать с жестоким наслажденьем,
Чтоб слезы пить с ее ресниц;
Ревнивым мучить подозреньем,
И проклинать, и падать ниц;

Слезами робко ей молиться,
Ее терзать, ее томить,
Ее томленьем насладиться —
Вот так хотел бы я любить!

Я помню время золотое…

Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит.

Ногой младенческой касаясь
Обломков груды вековой;
И солнце медлило, прощаясь
С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом
Твоей одеждою играл
И с диких яблонь цвет за цветом
На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела…
Край неба дымно гас в лучах;
День догорал; звучала пела
Река в померкших берегах.

Как млечный путь, любовь твоя

Как Млечный Путь, любовь твоя
Во мне мерцает влагой звездной,
В зеркальных снах над водной бездной
Алмазность пытки затая.

Ты — слезный свет во тьме железной,
Ты — горький звездный сок. А я —
Я — помутневшие края
Зари слепой и бесполезной.

И жаль мне ночи… Оттого ль,
Что вечных звезд родная боль
Нам новой смертью сердце скрепит?

Свидание

Засыпет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги:
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

…спросишь….

Нежное руки прикосновенье,
Кружево мороза на щеке.
Бледной, полуночной тенью
Проскользнуть в невидимой толпе.

Белым снегом опалить ладони.
И закрыть глаза под гулкий стон ветров.
Что осталось? Только тонна воли
Да все те же грезы долгожданных снов.

Спросишь: «Где найти, услышать голос?»
Я отвечу: «Где-то между строк…»
Просто слишком долго я боролась
За свободы воздуха глоток…

Я хочу тебя обнять

Я хочу тебя обнять,
К сердцу ласково прижать,
Расстегнуть твою одежку,
Приласкать чуть-чуть, немножко,

Чтоб дыхание участилось,
Чтоб головка закружилась,
Глазки медленно закрой,
Полетим мечтать с тобой,

Если хочешь, — «да» ответь,
И меня не мучай впредь!
Потеряешь ты покой,
Этой ночью лишь со мной!

Вечер дома

Дима, Саша, Игорь, Рома –
Сколько вас… Идите вон!
Я сижу сегодня дома –
Отключила телефон.
Я свободна, словно ветер,
От былых своих тревог,
Потому, что есть на свете
Справедливость – это Бог.
Лягу книжку почитаю,
По сети шататься лень,
И о ком-то помечтаю.
Завтра будет новый день.
Завтра новые заботы,
Завтра новая игра,
Знаю точно – будет что-то
Необычное с утра.
Будет солнце, будет счастье
В продолжение всего
И король бубновой масти…
Может, я люблю его?

Просто четверостишье

Небо, звёзды, млечный путь
Мне покажет кто-нибудь,
Будет умничать при этом…
Небо, звёзды, сигареты.

Хотел бы в единое слово

Хотел бы в единое слово
Я слить мою грусть и печаль
И бросить то слово на ветер,
Чтоб ветер унес его вдаль.

И пусть бы то слово печали
По ветру к тебе донеслось,
И пусть бы всегда и повсюду
Оно тебе в сердце лилось!

И если б усталые очи
Сомкнулись под грезой ночной,
О, пусть бы то слово печали
Звучало во сне над тобой.