Настроение

Ясный день,
Такой погожий,
Если б было так всегда:
Белолицые берёзы,
Ярко-жёлтая листва.
Лёгкий
Юмор мне поможет,
Будет новая игра.
Лёгкий юмор, день погожий,
Ювелирные слова…

Потемнели, поблекли залы…

Потемнели, поблекли залы.
Почернела решотка окна.
У дверей шептались вассалы:
«Королева, королева больна».

И король, нахмуривший брови,
Проходил без пажей и слуг.
И в каждом брошенном слове
Ловили смертный недуг.

У дверей затихнувшей спальни
Я плакал, сжимая кольцо.
Там — в конце галлереи дальней
Кто-то вторил, закрыв лицо.

У дверей Несравненной Дамы
Я рыдал в плаще голубом.
И, шатаясь, вторил тот самый —
Незнакомец с бледным лицом.

Стихи

Не будь со мной жестоким…

Не будь со мной жестоким,
Ведь я не заслужила,
А, может, заслужила –
Не знаю и сама;
Ты будешь очень строгим,
Ты будешь справедливым,
А я не буду милой –
Ведь я схожу я ума.
С ума с умом не сходят –
Бывают рецидивы,
Бывают обвиненья,
Похожие на бред.
Но это всё проходит:
Когда иссякнут силы,
Исчезнут обвиненья.
Такой вот винегрет.

Стихи

Я помню время золотое…

Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит.

Ногой младенческой касаясь
Обломков груды вековой;
И солнце медлило, прощаясь
С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом
Твоей одеждою играл
И с диких яблонь цвет за цветом
На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела…
Край неба дымно гас в лучах;
День догорал; звучала пела
Река в померкших берегах.

Давай, помолчим…

Давай, помолчим о глобальных проблемах,
О пользе научных статей.
Придумаем, лучше, ненужную тему
С избытком дурацких страстей,
С излишками рая, с издержками ада,
Где вина налиты в хрусталь…
Вопросов не надо? А, может быть, надо?
Ты вежлив. Ты сдержан. А жаль.
Но сдержанность эту, манящую тайну,
Не выбросить из головы…
О чём это я?.. Извиняюсь… Случайно…
Ах да, мы же были на «Вы»…

Стихи

На протяжении многих лет

На протяжении многих лет,
Я помню ночи до рассвета.
И шум дождя, и блеск планет,
И запах бархатного лета.

Мы шли с тобою в тишине,
Лишь взгляды я твои встречал.
Ты говорила о себе,
А я в ответ тебе сказал —

“Люблю тебя мое создание,
Люблю за то, что ты со мной.
Мое заветное желание, —
Всегда, навеки, быть с тобой!”

Вчера еще …

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, —
Все жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времен:
‘Мой милый, что тебе я сделала?!’

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода, — в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
‘Мой милый, что тебе я сделала?’

Вчера еще в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, —
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и аду тебе скажу:
‘Мой милый, что тебе я сделала?’

Спрошу я стул, спрошу кровать:
‘За что, за что терплю и бедствую?’
‘Отцеловал — колесовать:
Другую целовать’, — ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот, что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Все ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За все, за все меня прости,
Мой милый, — что тебе я сделала!