Три минуты тишины

Зови, когда тебе невмоготу,
Когда ты ослабеешь от отчаянья.
Твой голос, улетевший в пустоту,
Услышу я, хранящая молчание.

Пока живу я, каждых полчаса –
Выдерживаю паузу – и слушаю:
И полные страданья голоса
Ко мне взывают ранеными душами.

Я свято соблюдаю ритуал,
И три минуты – нечто нерушимое,
А то, что ты меня пока не звал,
Не умаляет суть непогрешимую.

Морской закон – минуты тишины –
И только «sos» имеет право голоса –
Сквозь шорохи листвы и гул волны,
Сквозь шелест зёрен, льющихся из колоса.

Шепни! Я даже шёпот различу
В трепещущем эфире ожидания.
Доверься мне, как другу, как врачу,
Поверь в моё старинное предание.

Я иногда бываю очень вредной

Я иногда бываю очень вредной,
Но это только от большой любви!
И это все проходит же бесследно,
Когда со мной ты с ночи до зари!

Любимый мой, я жизнь не представляю
Без шуток, смеха, взгляда твоего!
Я от любви совсем не понимаю
Уже, наверно, в жизни ничего,

Дни идут, а я такой же грустный

Дни идут, а я такой же грустный,
Потерявший сон, способность кушать.
Мне бы только лишь тебя увидеть,
Мне бы голос твой почаще слушать.

Расцвели в душе моей три розы,
В одиночку их растить досадно.
Это – нежность, страсть и восхищенье.
Помоги в саду моем мне, ладно?

Стихи

Шли мы стезею лазурною

Шли мы стезею лазурною,
Только расстались давно…
В ночь непроглядную, бурную
Вдруг распахнулось окно…
Ты ли, виденье неясное?
Сердце остыло едва…
Чую дыхание страстное,
Прежние слышу слова…
Ветер уносит стенания,
Слезы мешает с дождем…
Хочешь обнять на прощание?
Прошлое вспомнить вдвоем?
Мимо, виденье лазурное!
Сердце сжимает тоской
В ночь непроглядную, бурную
Ветер, да образ былой!

Стихи

За тебя!( в день 8 марта)

(ты бы сказал лучше, если бы не погиб в этой нелепой войне, братишка…)

Любимая, ты в этом мире чудо!
Смиренный взор мне силу придает,
Я за тебя молиться Богу буду,
Ты – лучшее из всех Его работ!

Что человек? – животное желаний,
Когда б любви не ведал он огонь,
Когда б во время тяжких испытаний,
Не врачевала дух, её ладонь.

Как меркнет слов поэзия пред вами,
Любимые, простите грешных нас,
Не вымолить прощения словами,
Делами говорим лишь в смертный час…

Люблю тебя без шанса на взаимность

Люблю тебя без шанса на взаимность
И зная, что ответа не дождаться…
Как часто, сохраняя анонимность,
Слежу я за тобой, боясь признаться…

Признаться, что давно в моем ты сердце,
Одно твое «люблю» — предел мечтаний!
Но не найти к душе твоей мне дверцу,
Мне остается жить среди терзаний…

Сатана

Ей было двенадцать, тринадцать — ему.
Им бы дружить всегда.
Но люди понять не могли: почему
Такая у них вражда?!

Он звал ее Бомбою и весной
Обстреливал снегом талым.
Она в ответ его Сатаной,
Скелетом и Зубоскалом.

Когда он стекло мячом разбивал,
Она его уличала.
А он ей на косы жуков сажал,
Совал ей лягушек и хохотал,
Когда она верещала.

Ей было пятнадцать, шестнадцать — ему,
Но он не менялся никак.
И все уже знали давно, почему
Он ей не сосед, а враг.

Он Бомбой ее по-прежнему звал,
Вгонял насмешками в дрожь.
И только снегом уже не швырял
И диких не корчил рож.

Выйдет порой из подъезда она,
Привычно глянет на крышу,
Где свист, где турманов кружит волна,
И даже сморщится:- У, Сатана!
Как я тебя ненавижу!

А если праздник приходит в дом,
Она нет-нет и шепнет за столом:
— Ах, как это славно, право, что он
К нам в гости не приглашен!

И мама, ставя на стол пироги,
Скажет дочке своей:
— Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,
Зачем нам твои враги?!

Ей девятнадцать. Двадцать — ему.
Они студенты уже.
Но тот же холод на их этаже,
Недругам мир ни к чему.

Теперь он Бомбой ее не звал,
Не корчил, как в детстве, рожи,
А тетей Химией величал,
И тетей Колбою тоже.

Она же, гневом своим полна,
Привычкам не изменяла:
И так же сердилась:- У, Сатана! —
И так же его презирала.

Был вечер, и пахло в садах весной.
Дрожала звезда, мигая…
Шел паренек с девчонкой одной,
Домой ее провожая.

Он не был с ней даже знаком почти,
Просто шумел карнавал,
Просто было им по пути,
Девчонка боялась домой идти,
И он ее провожал.

Потом, когда в полночь взошла луна,
Свистя, возвращался назад.
И вдруг возле дома:- Стой, Сатана!
Стой, тебе говорят!

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?
Значит, встречаешься с ней?!
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
Не смей! Ты слышишь? Не смей!

Даже не спрашивай почему! —
Сердито шагнула ближе
И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
— Мой! Не отдам, не отдам никому!
Как я тебя ненавижу!

Я руки к тебе протяну, обнимая за шею

Я руки к тебе протяну, обнимая за шею.
Ты мне улыбнешься, на все разрешенье давая.
Ну что ж, я тебя целовать все равно не посмею,
Хотя до безумия только об этом мечтаю.

Ты дай мне запомнить улыбку твою в полумраке
И твердую нежность ладони, сжимающей пальцы,
Пока за окном светофоры горят, словно маки,
И встречных машин огоньки разлетаются в вальсе.

Стихи