Сатана

Ей было двенадцать, тринадцать — ему.
Им бы дружить всегда.
Но люди понять не могли: почему
Такая у них вражда?!

Он звал ее Бомбою и весной
Обстреливал снегом талым.
Она в ответ его Сатаной,
Скелетом и Зубоскалом.

Когда он стекло мячом разбивал,
Она его уличала.
А он ей на косы жуков сажал,
Совал ей лягушек и хохотал,
Когда она верещала.

Ей было пятнадцать, шестнадцать — ему,
Но он не менялся никак.
И все уже знали давно, почему
Он ей не сосед, а враг.

Он Бомбой ее по-прежнему звал,
Вгонял насмешками в дрожь.
И только снегом уже не швырял
И диких не корчил рож.

Выйдет порой из подъезда она,
Привычно глянет на крышу,
Где свист, где турманов кружит волна,
И даже сморщится:- У, Сатана!
Как я тебя ненавижу!

А если праздник приходит в дом,
Она нет-нет и шепнет за столом:
— Ах, как это славно, право, что он
К нам в гости не приглашен!

И мама, ставя на стол пироги,
Скажет дочке своей:
— Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,
Зачем нам твои враги?!

Ей девятнадцать. Двадцать — ему.
Они студенты уже.
Но тот же холод на их этаже,
Недругам мир ни к чему.

Теперь он Бомбой ее не звал,
Не корчил, как в детстве, рожи,
А тетей Химией величал,
И тетей Колбою тоже.

Она же, гневом своим полна,
Привычкам не изменяла:
И так же сердилась:- У, Сатана! —
И так же его презирала.

Был вечер, и пахло в садах весной.
Дрожала звезда, мигая…
Шел паренек с девчонкой одной,
Домой ее провожая.

Он не был с ней даже знаком почти,
Просто шумел карнавал,
Просто было им по пути,
Девчонка боялась домой идти,
И он ее провожал.

Потом, когда в полночь взошла луна,
Свистя, возвращался назад.
И вдруг возле дома:- Стой, Сатана!
Стой, тебе говорят!

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?
Значит, встречаешься с ней?!
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
Не смей! Ты слышишь? Не смей!

Даже не спрашивай почему! —
Сердито шагнула ближе
И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
— Мой! Не отдам, не отдам никому!
Как я тебя ненавижу!

Прежде, чем уйти и не вернуться

Прежде, чем уйти и не вернуться, в последний раз себя проверь. Лучше все забыть, простить и улыбнуться, чем захлопнуть перед счастьем дверь

Только женщина может так ждать

Ты мужчина тебе не понять,
Безысходность пустых ожиданий.
Только женщина может так ждать,
Отстраняясь от прежних страданий.

Сколько их — неудавшихся встреч,
Вечеров, ускользающих мимо…
Вот опять при мерцании свеч,
Я одна — это больно, любимый…

Ты – мужчина, каких почти не бывает.

Ты – мужчина, каких почти не бывает. Ты – смысл моей жизни и я очень-очень люблю тебя. Я хочу быть только с тобой! Ты мой единственный! Знай, что есть на земле сердце, которое тебя любит, ждет и, которое плачет о тебе каждый день … Да, милый мой, каждый день … Я тебя очень сильно люблю …

Белый стих

На улице была метель. Вошли две девушки, ровесницы, наверное. Обе обсыпаны чистым белым снегом. Посмотрев на одну, любой вспомнит снежную бабу. Посмотрев на другую, любой подумает о снежной королеве. Вошла третья. Тоже вся в том же чистом снегу. Снегурочка – подумает любой…
Как хочется быть Снегурочкой и не быть снежной бабой! Кстати, одной из троих была я. Девчонки, а вас там случайно не было?
Вот такой белый стишок вышел. Белый – ещё и потому, что снежный. И про любовь, между прочим, если кто не догадался…

Ты был моей несбыточной мечтою

Ты был моей несбыточной мечтою,
Тем самым сладким, добрым, нежным сном…
Так ярко-свЕтящей, далекою звездою,
Что согревает душу все сильнее с каждым днем…

Ты стал моей заслуженной победой,
Лучом надежды в темноте всех жизненных угроз
Моим случайным светлым амулетом,
Что сохранит меня от бед, невзгод и слез…

Спасибо, что ты есть в моей судьбе беспечной…
Я за тебя свой каждый день благодарю,
За эту вроде незаметную, но встречу…
Ты — жизнь моя! Я так тебя люблю…

Попытка ревности

Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам — хлопочется —
Ежится? Встается — как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».
Как живется вам с любою —
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее —
Снедь? Приестся — не пеняй…
Как живется вам с подобием —
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам — здоровится —
Можется? Поется — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной —
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Как во всех добрых сказках, она родилась

Как во всех добрых сказках, она родилась —
Ни печали, ни горя не знала
И с мальчишками в детстве нередко дралась,
И с девчонками в куклы играла,

Время быстро летит, и она подросла
Были детские игры забыты,
Она стала частенько сидеть у стола –
В дневнике все желания скрыты,

А в желаниях – рай, принц на белом коне,
Ну, о чем еще девочке думать?
Не о сказочном ли замке в прекрасной стране,
О балах и прекрасных костюмах?

Время девичьих грез тоже быстро прошло,
Лет в семнадцать она полюбила,
Стала бабочкой. Только со стертым крылом,
Или, может быть, даже бескрылой –

В фильмах, песнях, и сказках чудесны всегда
И любовь, и прекрасные принцы,
В жизни время течет, как сквозь пальцы вода,
У него для любви есть свой принцип:

Не всегда мы влюбляемся в нужных людей,
Да, порою, мы любим напрасно,
Слишком мало здесь принцев и белых коней.
Но любовь, разве ты не прекрасна?