Руки милой — пара лебедей

Руки милой — пара лебедей —
В золоте волос моих ныряют.
Все на этом свете из людей
Песнь любви поют и повторяют.

Пел и я когда-то далеко
И теперь пою про то же снова,
Потому и дышит глубоко
Нежностью пропитанное слово.

Если душу вылюбить до дна,
Сердце станет глыбой золотою.
Только тегеранская луна
Не согреет песни теплотою.

Я не знаю, как мне жизнь прожить:
Догореть ли в ласках милой Шаги
Иль под старость трепетно тужить
О прошедшей песенной отваге?

У всего своя походка есть:
Что приятно уху, что — для глаза.
Если перс слагает плохо песнь,
Значит, он вовек не из Шираза.

Я так хочу кричать о той большой любви

Я так хочу кричать о той большой любви,
Которую с тобой я только лишь узнала,
Но тайну не могу я никому открыть,
О чувствах только лишь я небу рассказала.

Боюсь, что не придешь ко мне уже ты завтра,
Я знаю счастье это по правде очень зыбко,
Держу любовь я в тайне, сама внутри сгораю,
И плачу я душою, но на губах улыбка.

Ты у меня одна

Ты у меня одна,
Словно в ночи луна,
Словно в году весна,
Словно в степи сосна.
Нету другой такой
Ни за какой рекой,
Нет за туманами,
Дальними странами.

В инее провода,
В сумерках города.
Вот и взошла звезда,
Чтобы светить всегда,
Чтобы гореть в метель,
Чтобы стелить постель,
Чтобы качать всю ночь
У колыбели дочь.

Я хочу быть любимой тобой…

Я хочу быть любимой тобой
Не для знойного сладкого сна,
Но — чтоб связаны с вечной судьбой
Были наши навек имена.

Этот мир так отравлен людьми,
Эта жизнь так скучна и темна…
О, пойми,- о, пойми,- о, пойми,
В целом свете всегда я одна.

Я не знаю, где правда, где ложь,
Я затеряна в мертвой глуши.
Что мне жизнь, если ты оттолкнешь
Этот крик наболевшей души?

Пусть другие бросают цветы
И мешают их с прахом земным,
Но не ты,- но не ты,- но не ты,
О властитель над сердцем моим.

Стихи

Веет ветер лебединый

Веет ветер лебединый,
Небо синее в крови.
Наступают годовщины
Первых дней твоей любви.

Ты мои разрушил чары,
Годы плыли, как вода.
Отчего же ты не старый,
А такой, как был тогда?

Даже звонче голос нежный,
Только времени крыло
Осенило славой снежной
Безмятежное чело.

На протяжении многих лет

На протяжении многих лет,
Я помню ночи до рассвета.
И шум дождя, и блеск планет,
И запах бархатного лета.

Мы шли с тобою в тишине,
Лишь взгляды я твои встречал.
Ты говорила о себе,
А я в ответ тебе сказал —

Не принесет, дитя, покоя и забвенья

Не принесет, дитя, покоя и забвенья
Моя любовь душе проснувшейся твоей:
Тяжелый труд, нужда и горькие лишенья —
Вот что нас ждет в дали грядущих наших дней!
Как сладкий чад, как сон обманчиво-прекрасный,
Развею я твой мир неведенья и грез,
И мысль твою зажгу моей печалью страстной,
И жизнь твою умчу навстречу бурь и гроз!
Из сада, где вчера под липою душистой
Наш первый поцелуй раздался в тишине,
Когда румяный день, и кроткий и лучистый,
Гас на обрывках туч в небесной вышине,
Из теплого гнезда, от близких и любимых,
От мирной праздности, от солнца и цветов
Зову тебя для жертв и мук невыносимых
В ряды истерзанных, озлобленных борцов.
Зову тебя на путь тревоги и ненастья,
Где меры нет труду и счету нет врагам!..
Тупого, сытого, бессмысленного счастья
Не принесу я в дар сложить к твоим ногам.
Но если счастье — знать, что друг твой не изменит
Заветам совести и родины своей,
Что выше красоты в тебе он душу ценит,
Ее отзывчивость к страданиям людей,-
Тогда в моей груди нет за тебя тревоги,
Дай руку мне, дитя, и прочь минутный страх:
Мы будем счастливы,- так счастливы, как боги
На недоступных небесах!..

Ты всегда внимательный

Ты всегда внимательный, добрый и заботливый. Господь наградил тебя такой красотой, что краше тебя нет никого в мире. Если бы я была поэтессой, я бы воспела твой благородный образ. Уже давно между нами порхает проворный Амур, бросая стрелы любви в наши с тобой сердца. Мы с тобой две половинки одного целого счастья. Мой нежный, любимый я признаюсь тебе в любви, и хочу, чтобы отношения наши были взаимны. Я подарю тебе всю свою нежность, ласку и любовь. Я сделаю тебя самым счастливым человеком на свете.

Стихи