О любви о первой, нежной

О любви о первой, нежной,
Яркой, трепетной, безбрежной,
Самой искренней на свете
Напишу я строки эти.

В первый раз любовь — как сон,
Разум медом опьянен,
Закипает в венах кровь,
В них господствует любовь,

Два крыла любви

У любви моей – два крыла:
Одно – счастье, другое – страдание;
Отступает безропотно мгла,
Видя двух полюсов сияние.

Нет понятий добра и зла,
Совершенна она и искренна;
У любви моей – два крыла:
Одно ложь, а другое истина.

Стихи

* * *

Ветер, вечный задира,
Что бескрыло поник?
Облетел ты полмира,
К жёлтой роще приник.
Что в ней, в роще постылой?
Пусто, жёлто, мертво.
Но ответом лишь было-
«Бо-же-ство…»

Ветер, рыжий кудесник,
Мне ль тебя не понять,
Мне такую же песню
До сих пор не унять.
Я, как ты, неудачник,
Я ведь тоже о том:
Как восторженный мальчик
Утонул в золотом
Беспределе обмана
И в медовой во лжи…

Улетают птицы

Осень паутинки развевает,
В небе стаи будто корабли —
Птицы, птицы к югу улетают,
Исчезая в розовой дали…

Сердцу трудно, сердцу горько очень
Слышать шум прощального крыла.
Нынче для меня не просто осень —
От меня любовь моя ушла.

Улетела, словно аист-птица,
От иной мечты помолодев,
Не горя желанием проститься,
Ни о чем былом не пожалев.

А былое — песня и порыв.
Юный аист, птица-длинноножка,
Ранним утром постучал в окошко,
Счастье мне навечно посулив.

О, любви неистовый разбег!
Жизнь, что обжигает и тревожит.
Человек, когда он человек,
Без любви на свете жить не может.

Был тебе я предан, словно пес,
И за то, что лаской был согретым,
И за то, что сына мне принес
В добром клюве ты веселым летом.

Как же вышло, что огонь утих?
Люди говорят, что очень холил,
Лишку сыпал зерен золотых
И давал преступно много воли.

Значит, баста! Что ушло — пропало.
Я солдат. И, видя смерть не раз,
Твердо знал: сдаваться не пристало,
Стало быть, не дрогну и сейчас.

День окончен, завтра будет новый.
В доме нынче тихо… никого…
Что же ты наделал, непутевый,
Глупый аист счастья моего?!

Что ж, прощай и будь счастливой, птица!
Ничего уже не воротить.
Разбранившись — можно помириться.
Разлюбивши — вновь не полюбить.

И хоть сердце горе не простило,
Я, почти чужой в твоей судьбе,
Все ж за все хорошее, что было,
Нынче низко кланяюсь тебе…

И довольно! Рву с моей бедою.
Сильный духом, я смотрю вперед.
И, закрыв окошко за тобою,
Твердо верю в солнечный восход!

Он придет, в душе растопит снег,
Новой песней сердце растревожит.
Человек, когда он человек,
Без любви на свете жить не может.

Стихи

Я не могу никак забыть

Я не могу никак забыть
Твой сладкий, нежный поцелуй.
Его, решив мне подарить
Ты балуйся, да не балуй.

Не понял, что он означал,
И не хочу сейчас гадать.
Но я со страстью отвечал,
И больше не намерен ждать.

Плачет метель, как цыганская скрипка.

Плачет метель, как цыганская скрипка.
Милая девушка, злая улыбка,
Я ль не робею от синего взгляда?
Много мне нужно и много не надо.

Так мы далеки и так не схожи —
Ты молодая, а я все прожил.
Юношам счастье, а мне лишь память
Снежною ночью в лихую замять.

Я не заласкан — буря мне скрипка.
Сердце метелит твоя улыбка.

Стихи

Я вас любил так, как любить вас должно

Я вас любил так, как любить вас должно;
Наперекор судьбы и сплетней городских,
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно.

Я вас люблю, — не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит,
Уста роскошствуют и взор востоком пышет,
Что вы — поэзия от ног до головы.

Я вас люблю без страха, опасенья
Ни неба, ни земли ни Пензы, ни Москвы, —
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья…
Я вас люблю затем, что это — вы!

Ассоль.

О вечном волны напевают
и серебрятся небеса…
На горизонте в дымке тают
далёких странствий паруса.

Я по морям давно скитаюсь
и всё дождаться не могу,
когда с любовью повстречаюсь
на незнакомом берегу.

Я повидал почти пол-света,
матросом был, стал капитан.
Маяк любви мне светит где-то,
но не пробился сквозь туман.

Мне звёзды яркие светили.
Вздыхали волны по ночам.
Огни далёкие манили
и мчались штормы к берегам.

Стонали мачты под ветрами,
томила жажда мою плоть.
Я пересохшими губами
шептал не раз:«Спаси Господь!»

Сбылось цыганки предсказанье,
что вместе нам не сразу быть
и что на первое свиданье
придётся мне годами плыть.

И выхожу я снова в море.
когда ещё лежит роса..
Заря окрасит на просторе
моей надежды паруса.

Когда ты, как жаркое солнце, взошла

Когда ты, как жаркое солнце, взошла
На тусклом, невзрачном моем кругозоре
И после унылых дождей без числа
Настали прозрачные, ясные зори,

Я думал — ты светоч над жизнью моей
В дороге средь мрака ночного и жути.
Куда ж ты? Как прежде, лучи эти лей.
Опять я в потемках стою на распутьи.

Я радость люблю и совсем не ворчун.
Свети мне, чтоб вновь на дорогу я вышел
И снова, коснувшись нетронутых струн,
В ответ твое дивное пенье услышал,

Чтобы в отдалении отзвук возник,
Чтоб нашим согласьем наполнились дали,
Чтоб, только повздоривши, мы через миг
Не помнили больше недолгой печали.

Нет дня, чтоб я не думал о тебе…

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.

Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!