Позволь сказать

Позволь сказать тебе, что я
Теплом души твоей согрета,
И звездочка любви, горя,
Жизнь озаряет дивным светом!

Последняя любовь

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней…
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,-
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность…
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность

Стихи

Как белый камень в глубине колодца,

Как белый камень в глубине колодца,
Лежит во мне одно воспоминанье,
Я не могу и не хочу бороться:
Оно — мученье и оно страданье.

Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
В мои глаза его увидит сразу.
Печальней и задумчивее станет
Внимающего скорбному рассказу.

Я ведаю, что боги превращали
Людей в предметы, не убив сознанья,
Чтоб вечно жили дивные печали.
Ты превращен в мое воспоминанье.

Люблю я, но выхода нет у признаний

Меня разрывает на части от страсти,
Во сне подчиняюсь я чувственной власти,
И как от эмоций теперь не взорваться?
И как от желаний глубоких сдержаться?

Люблю я, но выхода нет у признаний.
Обыденность кроется тайной страданий.
Хочу я открыто любить, не таиться,
И чувствами полностью лишь насладиться!

Люблю тебя без шанса на взаимность

Люблю тебя без шанса на взаимность
И зная, что ответа не дождаться…
Как часто, сохраняя анонимность,
Слежу я за тобой, боясь признаться…

Признаться, что давно в моем ты сердце,
Одно твое «люблю» — предел мечтаний!
Но не найти к душе твоей мне дверцу,
Мне остается жить среди терзаний…

Ты разлюбишь меня…

Ты разлюбишь меня…
Если все-таки станется это,
Повториться не сможет
Наше первое смуглое лето —
Все в росе по колено,
Все в укусах крапивы…
Наше первое лето —
Как мы были глупы и счастливы!

Ты разлюбишь меня…
Значит, яростной крымской весною,
Партизанской весной
Не вернешься ты в юность со мною.
Будет рядом другая —
Вероятно, моложе, яснее,
Только в юность свою
Возвратиться не сможешь ты с нею.

Я забуду тебя.
Я не стану тебе даже сниться.
Лишь в окошко твое
Вдруг слепая ударится птица.
Ты проснешься, а после
Не сумеешь уснуть до рассвета…
Ты разлюбишь меня?
Не надейся, мой милый, на это!

Ромашки нежной лепестки сорву

Ромашки нежной лепестки сорву
И на тебя тихонько погадаю,
Ведь часто взгляд твой искренний ловлю,
Но любишь ли, увы, пока не знаю.

Быть может, зря ромашку изорву,
А может даже взгляд мне показался…
Но шепчет сердце мне, что быть-таки добру,
Ведь узелок любви неслышно завязался.

Я была единственной на свете…

Я была единственной на свете.
Ты влюбился сразу, вероятно,
В том далёком и горячем лете…
Не скажу, что было неприятно,

Не скажу, что полная взаимность
Мною ощущалась, но, однако,
Наша столь внезапная интимность
Вид имела некоего знака.

Ярость августовского светила,
Пыльная листва над головами…
Словно неумеренная сила
Молнии кидала между нами.

Мы не знали, что случится дальше,
Нам пока будильник не пропикал…
В город нас с тобой, всех прочих раньше,
Привезли родители с каникул.

Люблю тебя без шанса на взаимность

Люблю тебя без шанса на взаимность
И зная, что ответа не дождаться…
Как часто, сохраняя анонимность,
Слежу я за тобой, боясь признаться…

Признаться, что давно в моем ты сердце,
Одно твое «люблю» — предел мечтаний!
Но не найти к душе твоей мне дверцу,
Мне остается жить среди терзаний…

Забудь меня – мой смех, мою улыбку

Забудь меня – мой смех, мою улыбку,
И не пытайся встретиться глазами.
Быть может, совершаю я ошибку,
Но не живут уж чувства между нами…

Прости, что ухожу тебя быстрее,
Что наш разрыв перенесу я легче,
Поверь, тебя я искренне жалею,
Но жалость – не любовь. А время лечит.