«останься» — я шептал тебе, но ты не слушала

«Останься» — я шептал тебе, но ты не слушала
Ушла, поранив навсегда, но это к лучшему
Любовь застыла на губах и сердце пятнами
И пусть мы не были, но мним себя распятыми

Медведь твой плюшевый, хромой, пестрит заплатками
Он охраняет твой мирок, борясь с закладками,
Что были сделаны не мной, но были сделаны
И вот, с медведем глупым тем, сидим без дела мы

Стихи

Меня дурманит аромат

Меня дурманит аромат
Твоих изгибов. В предвкушении
Глаза мои сейчас блестят,
И ты подвластна наваждению.

Губами прикоснусь к устам,
Сожму руками грудь я смело.
Сейчас нет места здесь словам:
Нас захватила страсть всецело.

Старый год, прощай

Всего лишь считанные дни
Оставил старый год,
Но ты спешить повремени,
Декабрь – седобород.

Мы, оставляя твой приют,
Присядем у ворот,
Дороги новые нас ждут
Вовлечь в круговорот.

С тобой и радость и печаль
Острей познали мы,
Нас ждёт неведомая даль
Улыбкою зимы.

Слышны полозья января,
Нас новый год зовёт,
Глаза седого декабря,
Мы вспомним через год…

Всё в тебе мне мило…

Всё в тебе мне мило,
Всё в тебе отрадно —
Ангельская роза
Северной страны.
Если полюбило
Сердце безоглядно,
То шипы-занозы
Сердцу не страшны.

Ты взглянёшь привычно,
На меня — знакомо.
Скажешь, что простое
Или промолчишь.
Всё в тебе мне зычно,
Всё в тебе весомо —
Солнышко златое,
Нежный мой малыш.

Ты всегда хороша несравненно

Ты всегда хороша несравненно,
Но когда я уныл и угрюм,
Оживляется так вдохновенно
Твой веселый, насмешливый ум;

Ты хохочешь так бойко и мило,
Так врагов моих глупых бранишь
То, понурив головку уныло,
Так лукаво меня ты смешишь;

Так добра ты, скупая на ласки,
Поцелуй твой так полон огня,
И твои ненаглядные глазки
Так голубят и гладят меня,-

Над тобою мне тайная сила дана

Над тобою мне тайная сила дана,
Это — сила звезды роковой.
Есть преданье — сама ты преданий полна —
Так послушай: бывает порой,
В небесах загорится, средь сонма светил,
Небывалое вдруг иногда,
И гореть ему ярко господь присудил —
Но падучая это звезда…
И сама ли нечистым огнем сожжена,
Или, звездному кругу чужда,
Серафимами свержена с неба она,-
Рассыпается прахом звезда;
И дано, говорят, той печальной звезде
Искушенье посеять одно,
Да лукавые сны, да страданье везде,
Где рассыпаться ей суждено.

Не бродяги, не пропойцы

Не бродяги, не пропойцы,
за столом семи морей
вы пропойте, вы пропойте
славу женщине моей!

Вы в глаза ее взгляните,
как в спасение свое,
вы сравните, вы сравните
с близким берегом ее.

Мы земных земней.
И вовсе
к черту сказки о богах!
Просто мы на крыльях носим
то, что носят на руках.