Ты всегда хороша несравненно

Ты всегда хороша несравненно,
Но когда я уныл и угрюм,
Оживляется так вдохновенно
Твой веселый, насмешливый ум;

Ты хохочешь так бойко и мило,
Так врагов моих глупых бранишь
То, понурив головку уныло,
Так лукаво меня ты смешишь;

Так добра ты, скупая на ласки,
Поцелуй твой так полон огня,
И твои ненаглядные глазки
Так голубят и гладят меня,-

Над тобою мне тайная сила дана

Над тобою мне тайная сила дана,
Это — сила звезды роковой.
Есть преданье — сама ты преданий полна —
Так послушай: бывает порой,
В небесах загорится, средь сонма светил,
Небывалое вдруг иногда,
И гореть ему ярко господь присудил —
Но падучая это звезда…
И сама ли нечистым огнем сожжена,
Или, звездному кругу чужда,
Серафимами свержена с неба она,-
Рассыпается прахом звезда;
И дано, говорят, той печальной звезде
Искушенье посеять одно,
Да лукавые сны, да страданье везде,
Где рассыпаться ей суждено.

За тебя!( в день 8 марта)

(ты бы сказал лучше, если бы не погиб в этой нелепой войне, братишка…)

Любимая, ты в этом мире чудо!
Смиренный взор мне силу придает,
Я за тебя молиться Богу буду,
Ты – лучшее из всех Его работ!

Что человек? – животное желаний,
Когда б любви не ведал он огонь,
Когда б во время тяжких испытаний,
Не врачевала дух, её ладонь.

Я положил к твоей постели

Я положил к твоей постели
Полузавядшие цветы,
И с лепестками помертвели
Мои усталые мечты.

Я нашептал моим левкоям
Об угасающей любви,
И ты к оплаканным покоям
Меня уж больше не зови.

Мы не живем, а мы тоскуем.
Для нас мгновенье красота,
Но не зажжешь ты поцелуем
Мои холодные уста.

Не бродяги, не пропойцы

Не бродяги, не пропойцы,
за столом семи морей
вы пропойте, вы пропойте
славу женщине моей!

Вы в глаза ее взгляните,
как в спасение свое,
вы сравните, вы сравните
с близким берегом ее.

Мы земных земней.
И вовсе
к черту сказки о богах!
Просто мы на крыльях носим
то, что носят на руках.

Радость

Радость,
Нежность
И тоска,
Чувств нахлынувших
Сумятица,
Ты — как солнце
Между скал:
Не пройти
И не попятиться.
Не тебе
Такой наряд:
Сердце вон
За поглядение.
Ты светла,
Как водопад,
С дрожью,
С ужасом падения.

Поздно в любви никогда не бывает

Поздно в любви никогда не бывает,
Пусть нас покрасила в «бленд» седина,
Только любовь нас не отпускает —
Ты до сих пор мной любима одна.

Поздно в любви никогда не бывает:
В годы преклонные ждём мы любви,
Только она нас всех вдохновляет,
И вновь расправляем мы крылья свои.

Поздно в любви никогда не бывает

Поздно в любви никогда не бывает,
Пусть нас покрасила в «бленд» седина,
Только любовь нас не отпускает —
Ты до сих пор мной любима одна.

Поздно в любви никогда не бывает:
В годы преклонные ждём мы любви,
Только она нас всех вдохновляет,
И вновь расправляем мы крылья свои.

Поздно в любви никогда не бывает,
Ведь когда любишь — растопишь и льды!
Любовь нас на подвиги всех призывает,
Любовь — как в пустыне глоточек воды.

За тебя!( в день 8 марта)

(ты бы сказал лучше, если бы не погиб в этой нелепой войне, братишка…)

Любимая, ты в этом мире чудо!
Смиренный взор мне силу придает,
Я за тебя молиться Богу буду,
Ты – лучшее из всех Его работ!

Что человек? – животное желаний,
Когда б любви не ведал он огонь,
Когда б во время тяжких испытаний,
Не врачевала дух, её ладонь.

Как меркнет слов поэзия пред вами,
Любимые, простите грешных нас,
Не вымолить прощения словами,
Делами говорим лишь в смертный час…

Ты, смеясь, средь суеты блистала

Ты, смеясь, средь суеты блистала
Вороненым золотом волос,
Затмевая лоск камней, металла,
Яркость мертвенных, тепличных роз.
Прислонясь к камину, с грустью острой
Я смотрел, забытый и смешной,
Как веселый вальс в тревоге пестрой
Увлекал тебя своей волной.
Подойди, дитя, к окну резному,
Прислонись головкой и взгляни.
Видишь — вдоль по бархату ночному
Расцвели жемчужины-огни.
Как, друг другу родственны и близки,
Все слились в алмазном блеске мглы,
В вечном танце пламенные диски —
Радостны, торжественны, светлы.
То обман. Они ведь, так далеки,
Мертвой тьмой всегда разделены,
И в толпе блестящей одиноки,
И друг другу чужды, холодны.
В одиночестве своем они пылают.
Их миры громадны, горячи.
Но бегут чрез бездну — остывают,
Леденеют жгучие лучи.
Нет, дитя, в моей душе упреков.
Мы расстались, как враги, чужды,
Скрывши боль язвительных намеков,
Горечь неразгаданной вражды.
Звездам что? С бесстрастием металла
Освещают вечность и хаос.
Я ж все помню — ласку рта коралла,
Сумрак глаз и золото волос.