Валерий Брюсов стихи про любовь

Принято считать, что тема любви в классическом понимании далека от поэзии Брюсова, настолько он был увлечен другими идеями. Отчасти это правда, из всего творческого наследия поэта любовная лирика занимает совсем немного места, причем стихи о любви Брюсова окрашены в модный тогда черный цвет декадентства.

Читать далее

Большое влияние на Брюсова оказал символизм, декадентство. Отсюда берет корни особое отношение поэта к форме и рифме стиха, в этом он стал совершенным виртуозом. Критики отмечают, что зачастую художественная ценность стихов Брюсова невысока, тогда как поэтика на высоком уровне.

В целом любовная лирика Брюсова мрачная, но без особого трагизма и надрыва, любовь – обоюдно разрушающее чувство. Лирический герой часто по собственной инициативе отступает:

Довольно! Надежды и чувства
Отныне былым назови.

По анализу лирики видно, что любовь не спасает, не помогает, не способствует развитию личности и вообще жизни.

Интересен тот факт, что в жизни Брюсов не был таким мрачным декадентом, жил вполне насыщенной земной жизнью и, более того, искренне любил самого себя. Поэтому если и вести речь о ярком, полном, всепоглощающим, не разрушительном чувстве любви у Брюсова, то это любовь к самому себе. Это самовлюбленность, достигающая гигантских масштабов – «Юность моя – юность гения».

Биография Брюсова: любимые женщины в жизни поэта

Литературоведы предостерегают читателя от отождествления лирического героя и автора строк. Валерий Брюсов писал стихи о любви не как факт своей биографии, а как жизнь в вымышленном мире. Иначе как относительно успешный человек, образованный, с разносторонними интересами и революционными идеями в творчестве, мог так и не понять всю светлость и радость любви?

Валерий Брюсов (1873-1924) родился в Москве, в достаточно зажиточной семье купца, которая владела домом на Цветном бульваре. Получил хорошее образование, уже с ранних лет интересовался литературой, пробовал силы в поэзии и прозе.

В жизни Брюсова было три женских имени, которые, несомненно, оказали влияние на его творчество:

Три женщины – белая, черная, алая -
Стоят в моей жизни. Зачем….

Первая возлюбленная Елена Краскова скончалась от смертельной болезни еще в молодости, отсюда обреченность чувств в лирике Брюсова. Наталье «Тале» Дарузес – второй возлюбленной, Брюсов посвятил немало стихов, но чувство оказалось проходящим. Лишь союз с Иоанной Рут принес поэту успокоение и умиротворение.

Любовь в творчестве Брюсова

Лучшие стихи Брюсова о любви пронизаны ощущением безысходности, чувством дежавю – как будто это уже было и ничем хорошим не окончилось:

то был обман, И знали мы с тобой,
что навсегда в тот вечер мы прощались.

Любовь для Брюсова – это сладкий плен, «чарует все, все выдыхает яд», «не говори, что любишь ты меня, я боюсь…». Любовь присутствует в мире лирического героя, но она губительна и мучительна для обоих.

Первый же сборник стихов «Шедевры» Брюсова расставил все точки над «и» – автор сам себя безоговорочно признает гением, любовь – это пытка, все обречены на смерть – такова судьба.

Приверженность к декадентскому течению проявлялась и в последующих сборниках поэта. Лирический герой существует в каких-то других материях, где нет места земным чувствам и эмоциям, ищет идеал:

Я действительности нашей не вижу…
Я люблю идеал человека.

Опять же, возвеличивание себя не оставляет места для женщины, да и не нужна она, ведь «моя душа холодна».

Брюсов отметал настоящую жизнь, считал, что любовь и страсть – это все неправда, обман, чтобы отвлечь от главного в жизни - искусства и поиска идеала. В этом плане его стихотворение-завещание «Юному поэту» весьма показательно, поэт уже в 20 лет испытывал серьезный внутренний кризис и не стремился его разрешить, а, напротив, усугублял.

В своем творчестве Брюсов редко выдерживал какую-либо одну позицию, менял точку зрения, искал себя в разных течениях и направлениях, но в любовной лирике он сохранял поразительную верность.

Почти во всех стихах, где прослеживается любовная тематика, Брюсов подчеркивал, насколько это гнетущее и тяжелое чувство. Любовь, несомненно, нужно избегать, рвать по живому и не обольщаться: чувство отнимет все силы, не даст продвинуться вперед. Никакого обожествления женщины - все это пустое.

Конечно, Брюсов не одинок в своем восприятии любви, Серебряный век был сложным, переходным периодом. Однако немногие поэты именно так воспринимали любовь, воспевали в своих стихах ее губительность и мучительную обреченность.

2015-02-23T20:07:16+0000

Брюсов

Да, можно любить, ненавидя

Да, можно любить, ненавидя,
Любить с омраченной душой,
С последним проклятием видя
Последнее счастье — в одной!

О, слишком жестокие губы,
О, лживый, приманчивый взор,
Весь облик, и нежный и грубый,
Влекущий, как тьма, разговор!

Кто магию сумрачной власти
В ее приближения влил?
Кто ядом мучительной страсти
Объятья ее напоил?

Хочу проклинать, но невольно
О ласках привычных молю.
Мне страшно, мне душно, мне больно…
Но я повторяю: люблю!

Читаю в насмешливом взоре
Обман, и притворство, и торг…
Но есть упоенье в позоре
И есть в униженьи восторг!

Когда поцелуи во мраке
Вонзают в меня лезвие,
Я, как Одиссей о Итаке,
Мечтаю о днях без нее.

Но лишь Калипсо я покинул,
Тоскую опять об одной.
О горе мне! жребий я вынул,
Означенный черной чертой!

Голосовать:
Да, можно любить, ненавидя 4.90/5 (98.08%) votes 52
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Всё кончено

Эта светлая ночь, эта тихая ночь,
Эти улицы, узкие, длинные!
Я спешу, я бегу, убегаю я прочь,
Прохожу тротуары пустынные.
Я не в силах восторга мечты превозмочь,
Повторяю напевы старинные,
И спешу, и бегу,- а прозрачная ночь
Стелет тени, манящие, длинные.

Мы с тобой разошлись навсегда, навсегда!
Что за мысль, несказанная, странная!
Без тебя и наступят и минут года,
Вереница неясно туманная.
Не сойдёмся мы вновь никогда, никогда,
О любимая, вечно желанная!
Мы расстались с тобой навсегда, навсегда…
Навсегда? Что за мысль несказанная!

Сколько сладости есть в тайной муке мечты.
Этой мукой я сердце баюкаю,
В этой муке нашёл я родник красоты,
Упиваюсь изысканной мукою.
«Никогда мы не будем вдвоём,- я и ты…»
И на грани пред вечной разлукою
Я восторгов ищу в тайной муке мечты,
Я восторгами сердце баюкаю.

Голосовать:
Всё кончено 4.50/5 (90.00%) votes 2
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Из письма

Милый, прости, что хочу повторять
Прежних влюбленных обеты.
Речи знакомые — новы опять,
Если любовью согреты.

Милый, я знаю: ты любишь меня,
И об одном все моленья,—
Жить, умереть, это счастье храня,
Светлой любви уверенья.

Милый, но если и новой любви
Ты посвятишь свои грезы,
В воспоминаниях счастьем живи,
Мне же оставь наши слезы.

Пусть для тебя эта юная даль
Будет прекрасной, как ныне.
Мне же, мой милый, тогда и печаль
Станет заветной святыней.

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Всем

О, сколько раз, блаженно и безгласно,
В полночной мгле, свою мечту храня,
Ты думала, что обнимаешь страстно —
Меня!

Пусть миги были тягостно похожи!
Ты верила, как в первый день любя,
Что я сжимаю в сладострастной дрожи —
Тебя!

Но лгали образы часов бессонных,
И крыли тайну створы темноты:
Была в моих объятьях принужденных —
Не ты!

Вскрыть сладостный обман мне было больно,
И я молчал, отчаянье тая…
Но на твоей груди лежал безвольно —
Не я!

О, как бы ты, страдая и ревнуя,
Отпрянула в испуге предо мной,
Поняв, что я клонюсь, тебя целуя,-
К другой!

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Звезды закрыли ресницы

Звезды закрыли ресницы,
Ночь завернулась в туман;
Тянутся грез вереницы,
В сердце любовь и обман.

Кто-то во мраке тоскует,
Чьи-то рыданья звучат;
Память былое рисует,
В сердце — насмешки и яд.

Тени забытой упреки…
Ласки недавней обман…
Звезды немые далеки,
Ночь завернулась в туман.

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

В прошлом

Ты не ведала слов отреченья.
Опустивши задумчивый взор,
Точно в церковь ты шла на мученья,
Обнаженной забыла позор.

Вся полна неизменной печали,
Прислонилась ты молча к столбу,-
И соломой тебя увенчали,
И клеймо наложили на лбу.

А потом, когда смели бичами
Это детское тело терзать,
Вся в крови поднята палачами,
‘Я люблю’ ты хотела сказать.

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Предчувствие

Моя любовь — палящий полдень Явы,
Как сон разлит смертельный аромат,
Там ящеры, зрачки прикрыв, лежат,
Здесь по стволам свиваются удавы.

И ты вошла в неумолимый сад
Для отдыха, для сладостной забавы?
Цветы дрожат, сильнее дышат травы,
Чарует всё, всё выдыхает яд.

Идем: я здесь! Мы будем наслаждаться,-
Играть, блуждать, в венках из орхидей,
Тела сплетать, как пара жадных змей!

День проскользнет. Глаза твои смежатся.
То будет смерть.- И саваном лиан
Я обовью твой неподвижный стан.

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Между двойною бездной…

Я люблю тебя и небо, только небо и тебя,
Я живу двойной любовью, жизнью я дышу, любя.
В светлом небе — бесконечность: бесконечность милых глаз.
В светлом взоре — беспредельность: небо, явленное в нас.
Я смотрю в пространство неба, небом взор мой поглощен.
Я смотрю в глаза: в них та же даль пространств и даль времен.
Бездна взора, бездна неба! Я, как лебедь на волнах,
Меж двойною бездной рею, отражен в своих мечтах.
Так, заброшены на землю, к небу всходим мы, любя…
Я люблю тебя и небо, только небо и тебя.

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в:

Три женщины — белая, черная, алая

Три женщины — белая, черная, алая —
Стоят в моей жизни. Зачем и когда
Вы вторглись в мечту мою? Разве немало я
Любовь восславлял в молодые года?

Сгибается алая хищной пантерою
И смотрит обманчивой чарой зрачков,
Но в силу заклятий, знакомых мне, верую:
За мной побежит на свирельный мой зов.

Проходит в надменном величии черная
И требует знаком — идти за собой.
А, строгая тень! уклоняйся, упорная,
Но мне суждено для тебя быть судьбой.

Но клонится с тихой покорностью белая,
Глаза ее — грусть, безнадежность — уста.
И странно застыла душа онемелая,
С душой онемелой безвольно слита.

Три женщины — белая, черная, алая —
Стоят в моей жизни. И кто-то поет,
Что нет, не довольно я плакал, что мало я
Любовь воспевал! Дни и миги — вперед!

Голосовать:
Rate this post
Нравится:
Копировать:
Поделиться:
Отправить личное сообщение другу в:
Отправить личное сообщение другу в: